Healing Light

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Healing Light » Трансерфинг реальности » Ступень 4: Управление реальностью. Танцы с тенями


Ступень 4: Управление реальностью. Танцы с тенями

Сообщений 11 страница 19 из 19

11

Люди тоже склонны собираться в группы по интересам. Объясняется это тем, что в таких группах легче общаться. Может показаться странным тот факт, что очень многие испытывают значительные трудности в общении. Несмотря на видимую непринужденность межлич­ностных отношений, они по целому ряду причин, внешних и внутренних, весьма натянуты. Для того чтобы установить более тесный контакт, люди инстинктивно стремятся найти что-нибудь общее, что могло бы их, так или иначе, объединить. Вот здесь и проявляется стабилизирующая функция маятников. Когда собеседники качаются на одном и том же маятнике, они «настроены на одну волну» и без труда находят общий язык. Вот почему отношения приобретают легкость, когда можно вместе покурить, выпить, посидеть за праздничным столом, пойти в поход, поиграть и так далее.

Но, пожалуй, наиболее впечатляющей иллюстрацией второго закона маятника является за­рождение цивилизации. Вы никогда не задумывались над тем, почему появились города? Отчего люди сотни тысяч лет жили в деревнях и стойбищах, а потом вдруг стали строить большие цивилизованные поселения? Что послужило их основой: ремесла, торговля или, может, война?

Самые древние города — ровесники пирамид. Один из таких — Карал — был открыт совсем недавно в Перу. Этот затерянный город простоял незамеченным почти пять тысяч лет. Его опознали, когда выяснилось, что холмы, возвышавшиеся посреди пустыни, когда-то были пи­рамидами, одна из которых по своим размерам не уступала Египетским. Археологи были удивлены тем фактом, что в результате раскопок не удалось найти ни гончарных изделий, ни оружия. Люди пользовались примитивными орудиями, изготовленными из камня, костей и дерева.

Было установлено, что горожане занимались выращиванием хлопка, плели рыболовные сети и меняли их на рыбу у жителей побережья. Однако тем же самым с успехом могли промы­шлять обитатели деревни. Защитных сооружений вокруг Карала не было, значит, военная предыстория тоже отпадает. Что же явилось причиной образования города?

Люди с древнейших времен жили в деревнях, занимались примитивными ремеслами, вели как торговлю, так и междоусобные войны. И для всего этого им не требовалось сооружать каменные города и возводить пирамиды. По-видимому, организующим фактором послужили маятники, точнее, их стабилизирующая функция.

Нельзя в точности объяснить, как это происходит. Истина всегда где-то рядом. Скорей все­го, в определенный момент спонтанно образуется такая структура маятников, в которой за­ложена способность к дальнейшему развитию. Ведь город — это, по сути, сложная иерархия маятников производства, потребления, обмена. И если по своему строению эта самооргани­зующаяся система с самого начала оказывается устойчивой, то она разрастается и укрепляется. Эволюция структуры может вырасти в формирование сложной цивилизации. И данный процесс будет продолжаться до тех пор, пока какой-нибудь дефект в архитектуре не обрушит гигантское строение. Конечно, до этого нам еще далеко. Хотя, как сказать...

Но вернемся к нашей жизни. Человек в сравнении с остальными представителями живой природы является «более проснувшимся». Но разве всегда он отдает отчет в своих действи­ях? Разум человека может создавать сложные устройства и механизмы, строить города, исследовать окружающий мир. И тем не менее в смысле осознанности человек не слишком далеко ушел от животного мира.

Все человеческое общество организовано в сложную структуру, состоящую из отдельных образований: от семьи до больших корпораций и государств. Как и в природе, если человек живет обособленно, он в основном сам отвечает за свои действия. Просветления, как извест­но, достигали те, кто удалялся от общества. Но когда человек становится элементом структуры, он по большей части спит наяву, что, впрочем, не мешает его разуму заниматься высокотехнологичным производством.

Современный завод намного сложнее муравейника. Однако, по сути, и то и другое — струк­туры, управляемые маятниками. И все достижения научно-технического прогресса, если рассматривать их в комплексе, являются продуктами структуры, а не отдельных личностей. Телевизор может изобрести один человек, телевидение же является порождением целой системы, управляемой маятником.

Когда человек становится элементом структуры, ему приходится следовать правилу маят­ника. Вследствие этого возникает неизбежное противоречие между личными интересами и условиями, которые навязывает структура. Хуже всего, когда человек не осознает этот факт и послушно трудится в поте лица на систему, не успевая головы поднять, чтобы оглядеться и отдать себе отчет в своих действиях.

Вы можете возразить: «Что за ерунда! Почему это я не отдаю себе отчета? Напротив, я от­лично осознаю, что, зачем и почему делаю». Как бы ни так.

В качестве яркого примера можно взять летние детские лагеря. Неустоявшаяся психика под­ростков, относительно свободных от занятий, служит благодатной почвой для произрастания маятников. Маятники в силу своей агрессивной сущности создают среду, в которой процветает дух соперничества. В этой среде, если ты не такой, как все, то есть не соответствуешь параметрам образовавшейся структуры, тебя могут выставить на посмешище, «изгнать из стаи», а то и просто избить.

Находясь в подобных условиях, подросток засыпает мертвым сном наяву. Он живет как во сне, не отдавая себе отчета в своих действиях, будь то в толпе или в противостоянии по отношению к ней. В качестве снотворного служит тягостное ощущение от отношений сопер­ничества и сильные сомнения в собственной полноценности и соответствии «стандартам». Это чувство угнетенности и настороженности не отступает ни на минуту, даже если внешне подросток ведет себя бодро и спокойно.

0

12

Точно такую же угнетенность, граничащую с безысходностью, человек испытывает в бессоз­нательном сновидении, когда находится целиком во власти происходящего. Жизнь в агрессивной среде «случается», подобно сновидению. Бурный поток обстоятельств «несет» человека, и вся его осознанность сводится к тому, чтобы удержаться на плаву, испуганно озираясь.

Если у подростка нет внутреннего стержня, уверенности, он начинает инстинктивно — считай неосознанно — искать точку опоры, которая позволила бы ему укрепить свое положение. И эту опору предоставляет маятник, но не даром, а в обмен на подчинение правилам структуры.

Можно наблюдать, как в среде, подобной летним лагерям, появляются эдакие разухабистые личности, которые, казалось бы, на все сто уверены в себе и чувствуют себя как рыбы в воде. Вся их дутая уверенность держится на точке опоры, которую предоставил маятник.

Представьте себе двух таких обладателей опоры — один «оттянутый», другой «приколо­тый»: «Эй, ты! Посмотри на меня! Делай, как я!

Делай, как я!»; «Эй ты! Чего тормозишь! Сопли не жуй, оттянись, приколись!»

Никто вокруг не понимает, что эти двое болтаются на крючке у маятника, словно марионет­ки. Иллюзию создает, хоть и эфемерная, но точка опоры. Другие, глядя на эту мнимую уверенность марионеток, поступают подобным же образом — точка опоры приобретается ими в обмен на выполнение правила: «Делай, как я». Вот и болтаются все как один, «приколотые» и «оттянутые». Так формируется структура.

Главное то, что приверженцы маятника подчиняются его правилу абсолютно неосознанно. У них возникает полная иллюзия, что именно так и надо. Следуя правилу, приверженцы могут вытворять что угодно, но при этом делают все одинаково. Например, матом теперь не ру­гаются — на нем разговаривают. Никому и в голову не приходит, что это вульгарно. А вуль­гарность — это прежде всего дурной вкус. Низкий класс. Это все равно что не мыться и хо­дить в грязной одежде. Не ходят, но обязательно будут, как только появится соответствующее правило.

Например, при дворе французского короля Людовика IV не было принято мыться, потому что сам король, испытывая патологическую неприязнь к гигиене, сводил ее лишь к омовению рук коньяком. Придворные были вынуждены следовать его примеру и, чтобы скрыть неприятный запах, исходивший от тел, обильно поливали себя духами, в результате чего во дворце стоял исключительно тяжелый смрад. И еще, поскольку их всех при этом мучили вши, они завели «изысканную» привычку: дамы и кавалеры постоянно носили при себе палочки, которыми «изящно» почесывались.

Как видно, правило способно реабилитировать абсолютно любой бред. Но главное то, что последователи правила действуют во всей своей массе одинаково, однообразно, словно стадо баранов. Например, тот, кто первый сказал слово «прикольно», может считать себя пастухом. Но все остальные, как попугаи, хором повторяющие это и подобные слова, ведут себя, несомненно, как бараны.

Вот теперь и вспомните про стаю мальков. Далеко ли ушел человек в своей осознанности?

Влиянию маятников подвержены не только подростки, но и взрослые, особенно в толпе. Например, на собрании, когда кого-то или что-то совместно обсуждают, человек может подняться, сам от себя такого не ожидая, и начать активно разглагольствовать. Впоследствии он будет недоумевать, как это его угораздило, а потом долго убеждать себя, что все говорил правильно. Толпа заставляет своих членов вести себя определенным и зачастую несвойственным для них образом. Вот так маятник действует на тех, кто ищет точку опоры.

Ну, казалось бы, нашел человек опору в структуре, и ладно, какая разница? Конечно, и это тоже выход. Вот только следует иметь в виду, что если подчиняешься правилам структуры, при дется забыть про свою индивидуальность. Будешь «как все» — получишь спокойствие и безопасность. Но при этом потеряешь свой божественный дар — уникальность души, благодаря которой свершается все гениальное.

Не говоря уже о том, что ни о каком единстве души и разума не может быть и речи. Человек, пребывающий целиком во власти структуры, находится практически без сознания и не слышит голос души. А это значит, он никогда не отыщет свою стезю и будет всю жизнь просто гнуть спину на благо структуры.

Но я вовсе не хочу сказать, что стезя человека находится за пределами каких-либо структур. Можно удалиться в горы и отгородиться от мира маятников. Но если и там жизнь будет продолжаться как бессознательное сновидение наяву, тогда ровным счетом ничего не изменится.

Речь идет о том, чтобы стать хозяином своей судьбы, оставаясь при этом в структуре. Можно ли, например, в летнем лагере обрести желанную уверенность, не подчиняясь правилу маятника и в то же время не превращаясь в отщепенца? Запросто. Для этого необходимо всего лишь проснуться и взглянуть на эту игру глазами зрителя, не покидая сцены. Тогда сразу станут видны и фавориты маятника, «подвешенные» и «приколотые», и приверженцы, следующие правилу.

Нельзя только осуждать, а тем более презирать их за это. Если в результате осознания положения вещей человек начнет противопоставлять себя «спящим», возникают отношения зависимости, натягивается поляризация, и «проснувшийся» неизбежно становится изгоем. Очень важно помнить, что отказаться от правила маятника недостаточно — необходимо заме­нить его правилом Трансерфинга: «Позволить себе быть собой, а другим — быть другими».

Вот тогда точку опоры можно будет найти в себе. Понимание того, что вокруг происходит, — это уже половина дела. Одно лишь это знание приносит надежную и спокойную веру в себя, потому что неуверенность проистекает из страха перед неизвестностью. Когда человек не знаком с правилами игры, окружающий мир начинает ему казаться пугающим и враждебным. И тогда нахлынувшее чувство одиночества и угнетенности заставляет человека засыпать и подчиняться правилу маятника.

Так вот, зная обо всем этом, теперь вы способны превратить жизнь в осознанное снови­дение наяву, а значит, получить контроль над ситуацией. Либо стать пастухом, либо, по крайней мере, перестать быть бараном.

Ну а о том, как укрепить свое положение, уже подробно говорилось в основах Трансерфинга. Во-первых, избавиться от чувства вины, для чего необходимо перестать оправдываться и отдавать отчет о своих действиях тем, кто взял на себя наглость вас судить. А во-вторых, прекратить защищать и доказывать свою значимость. Если в то же время вы следуете правилу Трансерфинга, то этих двух вещей уже вполне достаточно для того, чтобы обрести точку опоры в себе самом, то есть начать жить в соответствии со своим кредо.

Однако следует иметь в виду, что нельзя просто бездумно противопоставлять себя струк­туре и всеми способами пытаться избавиться от её влияния. Повторяю, речь идет не о том, чтобы полностью освободиться от маятника, а о том, чтобы не быть его марионеткой.

Проснувшись, вы ощутите и поймете, каким образом структура давит на вас (жить хочешь?), пытаясь навязать свои правила. Тогда вы сможете для себя решить, отказываться от этих правил или следовать им. Главное — делать это осознанно, в то время как остальные вокруг вас пребывают во сне — вот в этом заключается стратегия хозяина ситуации. Для примера возьмем одно характерное письмо.
«Почему иногда случается так, что когда выполняешь свою работу хорошо, даже больше, чем нужно, предлагаешь какие-то новые идеи, и они идут на ура, никто этого не замечает и за все эти идеи говорят кому-то другому спасибо. Даже если вопрос связан с повышением, обо мне быстро забывают, как бы нет в планах,а если и предлагают чуть-чуть повыше должность, то в процессе оформления на другую должность, мое место занимает уже другой человек или все приостанавливается. Получается, что я как будто человек-невидимка. Почему так происходит?»

По всей видимости, читательница, задавшая вопрос, работает в какой-то административной системе. Любая система представляет собой маятник. Сначала возникает энергоинформационная структура в виде комплекса идей и принципов, а затем ее материальная реализация, то есть система. Система начинает развиваться самостоятельно, подчиняя приверженцев своим законам.

Маятники устанавливают своих приверженцев на ключевые должности не за высокие заслуги, а за наиболее полное соответствие систеЧ: ме. Наивно думать, что в карьерной лестнице, и особенно в иерархии власти, люди выстраиваются согласно своим выдающимся качествам и достижениям. В некоторой степени это так, но выдающиеся качества и достижения — не главное.

Главный критерий заключается не в том, насколько хорошо человек делает свою работу, а в том, насколько он это делает правильно с точки зрения системы. Маятник прежде всего заботится о стабильности. Поэтому и вы должны свои действия ориентировать в первую очередь на поддержание стабильности системы.

Если вы хотите продвигаться по карьерной лестнице, вы должны понимать разницу между «хорошо» и «правильно». Здесь все зависит от конкретного коллектива. Маятники тоже бывают разные.

В небольших коллективах может приветствоваться творчество, самостоятельность, энтузи­азм, инициатива. Но если это аппарат управления или крупное предприятие, то здесь действуют совсем другие законы и совсем иная этика — корпоративная.

Корпоративная этика предполагает более жесткую регламентацию, дисциплину и исполни­тельность. Инициатива часто бывает наказуема, самостоятельность встречается настороженно, творчество не играет решающей роли. В такой системе необходимо действовать не «лучше», а «правильней».

Таким образом, необходимо действовать сознательно и гибко, сообразуя свои поступки с реалиями мира маятников. Но все это не так сложно, как может показаться. Главное — во­время проснуться.

0

13

Пришельцы Индиго

Одним из наиболее ярких проявлений новой реальности является феномен «дети Индиго», который подробно описан в одноименной книге Ли Кэрролл и Джен Тоубер. Этот термин был введен ясновидящей Нэнси Энн Тэпп. Она занималась исследованием взаимосвязи между характером человека и цветом его ауры.

В начале семидесятых годов двадцатого столетия Нэнси Тэпп столкнулась с необычным явлением: на свет стали появляться дети нового типа, с ранее не встречавшимся цветом ауры — индиго (сине-фиолетовый).

По характеру дети Индиго также выделялись из остальной массы людей. Основная их осо­бенность — гиперактивность и дефицит внимания. Не могут усидеть на одном месте, если дело не представляет для них личный интерес. Хотя не обязательно все дети с такими признаками — Индиго, и наоборот. Все они разные.

Объединяет их врожденное чувство собственного достоинства и стремление к независи­мости. Индиго знают себе цену и как будто уверены в том, что заслужили быть здесь, в этой жизни. Вот они какие!

Эти дети удивляют взрослых своей разумностью. У них не по возрасту развита осознанность и трезвый взгляд на мир. Они не расположены преклоняться перед общепризнанными авторитетами.

Индиго не приемлют консерватизм. Им кажется очевидным, что некоторые вещи надо делать совсем по-другому, в то время как остальные люди привычно следуют общепринятым нормам и правилам.

Их нельзя назвать покладистыми детьми. С точки зрения воспитания можно сказать, что они неуправляемые. Они сами себе на уме. В некоторой степени это свойственно каждому ново­му поколению. Однако поколение Индиго выделяется своей особой новизной.

На протяжении тысячелетий смена поколений проходила равномерно и даже размеренно. Но в последнее время наблюдается какой-то ускоренный процесс обновления поколений — каждое следующее все более радикально отличается от предыдущего. У Индиго уже появи­лись свои дети, которые по характерным признакам превзошли самих родителей.

Что же происходит? Процесс революционного обновления человеческого сознания не может идти сам по себе, без особых причин. Как известно, в природе и обществе все стремится к равновесию. Значит, обновление сознания идет в противовес какому-то другому процессу.

Нетрудно понять, что за процесс. В последние десятилетия одновременно с развитием структуры информации и телекоммуникаций сформировалась мощная сеть маятников, прочно опутавших всю Землю.

Научно-технический прогресс в целом не так страшен, как его информационная составляющая, которая создает благодатную почву для зарождения и существования маятников. Чем больше группа приверженцев, мыслящих в одном направлении, тем сильнее маятник, а следовательно, и его власть над людьми.

Для того чтобы получить контроль над сознанием значительного количества людей, вовсе не обязательно сажать их в колбы с присосками, как в известном фильме «Матрица». Вполне достаточно построить всеобъемлющую информационную сеть, и тогда люди сами автоматически займут места в ее ячейках.

А что представляет собой человек в информационной ячейке? Это так называемый соци­альный элемент, сознание которого в основном обусловлено его положением в структуре, в самом деле напоминающей матрицу.

Структура незаметно, но цепко обволакивает каждого члена определенным набором стерео типов мышления и поведения. Человеку кажется, что он действует свободно, по своей воле. На самом же деле он понятия не имеет о свободе, потому что «конфигурация» его воли сформирована структурой. Человек играет по отведенной ему воле в навязанную игру.

Казалось бы, каждый волен делать все, что хочет. Такова декларированная свобода. Вот только хотеть каждый может лишь то, что сообразуется с интересами структуры. Структура учит хотеть то, что надо.

Вот об этом процессе закрепощения воли (намерения) и идет речь. Процесс этот по своей природе является синергетическим, то есть самоорганизующимся, поскольку сами маятники; осознанным намерением не обладают. Все происходит само собой, как при образовании кристаллов льда в процессе замерзания. Сеть маятников, наподобие колонии паразитических растений, опутывает всю биосферу Земли.

Страшно? Или может смешно? Это кому как больше нравится. Каждый волен беззаботно от­нести все эти рассуждения к области фантастики. И все же, когда повседневная действи­тельность предстает в незнакомом обличье, ее жесткий реализм превосходит самые смелые фантазии.

Но вернемся к нашим деткам. Тенденция закрепощения воли порождает ответную реакцию — появление детей с врожденным стремлением к независимости. Это естественный природный процесс. Так проявляется действие равновесных сил в ответ на разрастание сети маятников.

С одной стороны, маятники пытаются упорядочить мир, загнать людей в структуру наподо­бие матрицы. С другой — Индиго уравновешивают засилье маятников, словно выполняя таким образом предначертанную миссию. Поведение детей направлено на разрушение упорядоченности. Зажатые в рамки стереотипов и обусловленности, они стремятся вырваться на свободу.

Все дети, а Индиго в особенности, очень чувствительны к избыточным потенциалам. Например, любая фальшь сразу распознается. Когда перед ними заискивают, они начинают дерзить. Стоит их перехвалить, они начинают капризничать.

Любая упорядоченность создает поляризацию, которую дети стремятся тут же разрушить. «Не буду спать! Не хочу кашку! Я сам!» Склонность к непослушанию и озорству у детей проявляется не из вредности, а в результате естественного желания освободиться от внешнего управления.

Иногда может казаться, что дети делают какие-то вещи назло. В таких случаях они дейст­вуют неосознанно, ненамеренно. Они не планируют и не замышляют свое вызывающее пове­дение. Это получается естественно, само собой. Так проявляется действие равновесных сил в ответ на упорядоченность, в которую взрослые стараются втиснуть своих детей.

Стремление Индиго к независимости сказывается и на отношении к религии. «Новые дети с трудом могут принять современную церковь», пишут в своей книге Ли Кэрролл и Джен Toyбер. «Индиго приходят в этот мир с обостренным чувством самоуважения и непоколебимой уверенностью, что они являются детьми Бога». Нужны ли им в таком случае посредники для общения с Богом? Едва ли.

Дети Индиго больше руководствуются голосом сердца, чем разума. Взрослые считают, что делают хорошо, когда поступают правильно. Дети придерживаются мнения, что главное — все делать от души, с любовью, а вовсе не так, как считается правильным.

А что если когда-то, в прошлых жизнях, ваши дети были вашими родителями? А теперь вы поменялись местами. И эти древние души опять продолжают вас учить, преподавая вам много мудрых уроков.

Разумность детей Индиго является следствием их повышенной осознанности. Они отдают себе отчет, что вокруг происходит, и кто есть кто. Осознанность обостряется, когда фокус внимания направлен к себе, а не во внешний мир. Ведь если человек полностью поглощен заботами, навязанными ему извне, он с головой погружается в бессознательную игру. Осознанность Индиго противостоит тенденции «усыпления сознания» людей в сетях маятников.

Все дети с рождения отличаются яркой индивидуальностью. В раннем детстве они очень красивы и обаятельны. Секрет привлекательности детей заключается в гармоничном един­стве души и разума. Они принимают себя таки ми, как есть, а потому изначальная душевная красота не искажается ложными масками разума.

Почему же по мере взросления у этих прекрасных созданий проявляются некоторые не­приятные черты и слабые стороны? Ведь они — дети Бога, а потому красивы и могущественны, как сам Бог, несмотря на беспомощность раннего возраста. Они изначально обладают силой Творца, способной создавать новую реальность. Но способности детей Бога не успевают раскрыться и реализоваться, потому что маятники лишают их божественной силы — единства души и разума.

Дети приходят в этот мир и доверчиво смотрят на него своими широко раскрытыми глазами-бусинками. Жизнь им представляется многообещающей и полной надежд. Но в мире правят маятники, действующие по принципу: «Разделяй и властвуй».

Маятники объединяют помыслы и устремления людей, разрушая при этом уникальность и целостность личности. Отделение и отчуждение разума от души приводит к утрате божественной красоты и силы.

Со временем происходит крушение маленьких и больших надежд. У одних этот процесс проходит неспешно и безболезненно, у других, кому меньше повезло, быстро и жестко. Если взглянуть в глаза детей из детдома, то можно увидеть там одновременно две, казалось бы, несовместимые вещи — надежду и отчаяние. В этих глазах как будто застыл вопрос: «Ну неужели?..»

Мир маятников постоянно указывает детям на их уязвимость и несовершенство. Сна шла в их сознании зарождается недоверие, а потом и страх, который вживается так прочно, что становится привычным. Но просто испугаться и убежать нельзя — надо как-то выживать в этой агрессивной среде. Находясь под мощным влиянием структуры, дети Бога вынуждены становиться ее элементами.

С возрастом дети начинают опасаться быть не такими, как все, потому что те, которые «как все», могут их «заклевать», что часто и происходит. В толпе безопасней. А если ты стоишь вне толпы, то можешь стать изгоем. Вот так посте-" пенно дети утрачивают дары, данные им от рождения, — независимость, осознанность, интуицию, индивидуальность.

Все эти качества в наибольшей степени присущи детям Индиго. Но для структуры это смерти подобно, а потому процесс закрепощения воли будет идти и дальше по нарастающей. Кто победит в этой битве, не известно.

Для нас важно одно: пока окончательную победу не одержала структура, необходимо сейчас, в этой жизни, вернуть хоть частицу силы, данной нам Богом. И Трансерфинг нам в этом поможет.

А вы, дорогой Читатель, случайно не Индиго? Впрочем, это не имеет значения. Все мы, по своей сути, одинаковы — либо взрослые дети, либо взрослые-дети.

0

14

Властелины энергии

Как странно... Привычно и в то же время странно. Культурные растения и домашние живот­ные когда-то были дикими и существовали независимо и естественно. Но вот человек «про­снулся» и осознал, что может их подчинить своему контролю. Именно осознанность позволила человеку подняться над животными и растениями и, в то время как те живут в бессознательном сновидении, использовать их для своих нужд. Для этого потребовалось создать структуры, которые определяли, где и каким образом порабощенные должны существовать.

Какими бы ни были цели животных и растений — а таковые, несомненно, имеются, — упо­рядоченность структуры свела их на нет. С точки зрения человека, цель жизни его братьев меньших может сводиться к примитивным потребностям в еде и размножении. Однако, если данное «высшее» существо действительно так считает, то это свидетельствует скорей о при­митивном уровне именно его, якобы совершенного, разума.

На самом деле своя цель имеется у всякого живого существа. Но почему это так? Зачем? Потому что процесс достижения цели является двигателем эволюции.

К этому вопросу мы еще вернемся в дальнейшем, а сейчас пока констатируем факт: ис­тинная цель живого существа, какой бы она ни была, может быть достигнута только в естественной среде его обитания. Любая же структура подчиняет цель своего элемента исключительно своим интересам. Развитие прирученных или «упорядоченных» животных и растений идет в том направлении, которое определяет для них человек. В результате элементы структуры засыпают еще крепче и окончательно теряют представление о своих истинных целях.

Жизнь диких животных и растений намного богаче и осмысленней. Взять, например, стадо диких оленей. Забот хоть отбавляй: здесь и проблемы защиты от хищников, и вопросы воспитания потомства, поиска пропитания, семейных отношений, иерархии, игры в том числе, да и просто наслаждение жизнью.

Жизнь стада коров в структуре фермы куда беднее. Человек снял с животных целый ряд проблем, обеспечив кровом и пропитанием. Но взамен на все это им пришлось отдать хозяину свои цели — теперь он определяет, как, зачем и сколько им жить. Не правда ли, похоже на то, как для человека было бы «продать душу дьяволу»?

Ну а что же сам человек? Реальность такова, что, создавая структуры, он сам становится их рабом. Человек теряет себя и перестает понимать, кто он и чего хочет. Вся его деятельность сводится в конечном итоге к производству, продаже и покупке различных товаров. Во главе всякой структуры стоит маятник, подобно надстройке. Сами товары маятникам не интересны, однако структуры развиваются очень активно. Почему бы это?

Дело в том, что основным товаром является энергия. Человек покупает вещи для своего удо­вольствия и комфорта, не так ли? Наряду с приятными существуют также вещи, предназначенные для того, чтобы доставлять неприятности другим. И в том и в другом случае выделяется энергия — позитивная или негативная. Вот это и нужно маятникам.

Как видите, производство и товарооборот собственно материальных объектов — это еще далеко не все. Продается и покупается прежде всего энергия. И весь этот энергетический рынок контролируется маятниками. Малая доля достается человеку, а большая часть — этим магнатам. Кому сено — кому молоко.

На рынке энергии даже проводятся операции, подобные финансовым. Например, алкоголь — это энергия в чистом виде. Принимая его, вы берете энергию в кредит. Алкогольная эйфория — это получение ссуды, а похмельный синдром — возврат с процентами. Возвращать всегда приходится больше, маятники никогда не дают энергию безвозмездно.

Слабоалкогольные напитки вызывают расслабление. Маятник сосет энергию понемногу. Крепкие напитки, напротив, вызывают прилив энергии: «Пейся водка! Лейся песня!» Однако маятник ссужает эту энергию под большие проценты. Вскоре уже начинается уклон в другую сторону: «Лейся водка! Пейся песня!» После высокой эйфории следует нижайший спад. Чем сильнее возбуждение, тем ощутимее последующая подавленность.

Похмелье наступает главным образом не за счет физиологического удара по органам, а за счет того, что маятник в это время усиленно выкачивает свободную энергию человека. Че­ловек вынужден либо страдать, либо принимать в себя снова. Маятник может опять ссудить его энергией, ему спешить некуда. Расплата наступит неотвратимо, рано или поздно. Это от бармена можно убежать, не расплатившись. От маятника не уйдешь. И чем дальше зашел че­ловек в своей «задолженности», тем более жестокая его ожидает расплата.

В таком состоянии свободная энергия должника находится в полном распоряжении маят­ника. Человек ощущает совершенно буквально, как будто кто-то вцепился клешнями в его энергетическое тело в районе сердечной чакры. Маятник ставит условие: либо надо принять еще, либо пытка будет продолжена. Поскольку воля человека — это, собственно, его свободная энергия, постольку он и становится таким слабым и безвольным. Это является главной причиной алкоголизма. Если человек принимает еще, ему опять ссужается часть энергии, но за этим неизбежно следует все более тяжелая расплата. Может остановиться сердце, как оно часто и бывает. Маятник оставит человека в покое, только когда с него больше нечего взять, и если тот выживет — его счастье.

Самый первый кредит — всегда самый щедрый и праздничный, как презентация. Как изве­стно, первый в жизни бокал вина действует весьма впечатляюще, но впоследствии с каждым разом ощущения не то чтобы притупляются, но становятся все менее приятными. Маятники «раскошеливаются» только затем, чтобы привлечь в свои сети. Расплата же всегда ведется жестко и безо всяких поблажек. Поэтому, если берешь такого рода кредит, нужно поддерживать осознанность на особо высоком уровне и отдавать себе отчет в своей «платежеспособности».

0

15

Спившиеся бомжи — это вовсе не опустившиеся люди, как принято считать. Эти несчастные просто не сумели рассчитать свои силы и вовремя расплатиться за кредит, поэтому и по сей день ходят в долгах. Ссуда берется снова и снова, и с каждым разом расплата все тяжелей. А начиналось все так радостно, за праздничным столом! Процесс падения набирает обороты незаметно, но неотвратимо, и затем перерастает в лавинообразный. Природа индуцированного перехода очень коварна, и каждый может быть затянут в его воронку.

Вообще все, что связано с интенсивными, то есть энергоемкими, переживаниями, относится к вредным пристрастиям, и все это — кредиты маятников. Почему вредным? Потому что маят­ники по своей природе агрессивны и склонны к увеличению энергии конфликта. Все то, что привлекательно, но вредно, для человека рано или поздно плохо кончается. Чем больше вреда, тем больше выделяется негативной энергии. Позитивная энергия никогда не выделяется в таких больших количествах.

Наибольшие «надои» энергии «снимаются» с тех, кто употребляет наркотики. Кратковре­менная эйфория ничто по сравнению с последующей депрессией. Ну а если очередная доза вовремя не поспевает, ужасающая ломка выкачивает из несчастного всю энергию до последней капли.

Существуют и другие виды кредитов с более низкими процентами. Это прежде всего табак, кофе, чай, безалкогольные напитки, жевательная резинка. Кто-то может не выдержать: «По­милуйте, ну а жвачка-то здесь причем?»

Как я уже говорил, при удовлетворении любой материальной, а также духовной потребнос­ти выделяется энергия. Энергия удовольствия, комфорта или чего-то еще, неважно. В любом случае: хочешь — накапливаешь энергию, получаешь желаемое — излучаешь ее. В процессе жевания человек получает определенное ощущение комфорта, имеющего, кстати, очень древние корни. Природа этого комфорта вполне очевидна: когда ты ешь — все в порядке, а вот когда едят тебя — дело дрянь.

В конечном итоге для любого пристрастия: если человек становится «постоянным клиентом», он попадает в «стадо». Загон не нужен. Клиент и так никуда не денется, пока его внимание находится в петле захвата у маятника. Когда человек думает о предмете своего пристрастия, он излучает энергию на резонансной частоте маятника. Все мысли задолжавших «дебиторов», например, направлены исключительно, и только, на получение очередной порции энергии — ссуды. Ни о чем другом они думать не в состоянии, потому что маятник не отпускает их внимание.

Такой захват возможен благодаря определенному свойству человеческой психики. Внима­ние может зациклиться на чем-то одном — оно подобно стрелке флюгера, если маятник гонит ветер в одну и ту же сторону. Захват стрелки внимания можно наблюдать на таком простом примере, когда не удается избавиться от навязчивой мелодии в мыслях.

Не надо полагать, что зависимость развивается только в силу физиологических факторов — они тоже имеются, но играют далеко не главную роль. Например, когда самые отъявленные курильщики отправляются в поход на подводной лодке, они там нисколько не тяготятся от­сутствием возможности покурить. Как только люк задраен и дана команда на погружение, мысли о курении пропадают напрочь, поскольку объективно всякая возможность покурить отсутствует. Курильщик с этой объективной необходимостью полностью смирился и просто даже не думает об этом. Флюгер его внимания повернулся в другую сторону. Куда девалась физиологическая зависимость? Но вот лодка возвращается из похода, и, если у курильщика не было намерения бросать, он вспоминает, что неплохо бы и покурить, и назойливый кредитор тут же ловит стрелку внимания в свою петлю.

Захват стрелки внимания подтверждается еще и таким явлением, как игровая или интер нет-аддикция (зависимость). Существует большая группа людей, которые зашли уже так дале­ко, что чувствуют себя в своей тарелке только перед экраном компьютера. Стоит впавшему в такую зависимость оторваться от экрана хотя бы на несколько часов, как у него начинается ремиссия со всеми признаками ломки. Возникают головные, мышечные боли и нестерпимое чувство дискомфорта. Но как только клиент возвращается к экрану, все симптомы сразу же пропадают. Очевидно, никакой физиологической потребности здесь не существует.

Во всех случаях зависимость возникает главным образом из-за того, что стрелка внимания попадает в петлю захвата маятника. Для того чтобы «слезть с иглы», необходимо переклю­чить внимание, занять его чем-нибудь другим.

Освободиться из петли захвата усилием воли вряд ли возможно. Точно так же от навязчивой мелодии можно избавиться, только переключившись на другую. Вредное пристрастие, как правило, сопровождается определенным сценарием и набором декораций. Все это создает характерную обстановку, как, например, перекур во время работы, что способствует захвату внимания. Расплатиться по всем долгам и уйти из этого порочного банка можно только одним способом: изменить сценарий и декорации. Сделать это несложно, требуется только желание и немного фантазии.

В любом случае, даже не имея «ссудной задолженности», но используя продукты цивилизации, человек помимо своей воли отдает часть своей энергии маятникам. Людей в буквальном смысле «пасут», если не сказать «выращивают». Вся жизнь цивилизованного общества представляет собой непрерывный процесс потребления и отдачи энергии. И весь этот энергообмен контролируется маятниками.

Но сбор энергии с людей сам по себе еще не так страшен. Главная опасность структуры со­стоит в том, что она сводит на нет индивидуальные пути своих элементов. Член структуры ут­рачивает даже само понятие о существовании своей стези. Человек начинает не только выполнять то, что велит структура, но даже и хотеть именно то, что ей выгодно. И не надо обольщаться тем, что человек — существо разумное, а потому не допустит своего порабощения.

Как уже было показано, степень осознания у человека находится на низком уровне, а струк­тура медленно, но верно ведет к дальнейшему снижению последних остатков осознанности. Для полной победы структуры ей необходимо объединить все элементы в единое информа­ционное пространство, что сейчас и делается стремительно и успешно. Возможно, человеку осталось доложить совсем немного кирпичей в стену, чтобы замуровать себя окончательно.

Что же делать? Ведь получается, если ты потребляешь продукты цивилизации, значит, тебя пасут (можно уже без кавычек). Бывали случаи, люди пытались бежать от цивилизации и селиться обшинами на природе. Не берусь судить, насколько их попытки были успешны. Все равно полностью отказаться от цивилизации современный человек не может — не приспособ­лен. Однако имеет смысл сводить все вредные продукты к минимуму и заменять их естественными дарами природы.

Например, основать родовое поместье со своим садом и огородом. Главное преимущество такого оазиса живой природы в пустыне цивилизации в том, что нормы и стандарты там ус­танавливает хозяин, а не структура. И вовсе не обязательно копаться в грядках тем, кому это не по душе. У каждого должна быть возможность устанавливать законы своего бытия самостоятельно: захочу — все заасфальтирую, а захочу — разведу буйство природы во всем ее диком безобразии.

Другой путь, для горожанина, может заключаться в переходе на питание исключительно натуральными продуктами. Но и для этого необходимо прежде всего проснуться и осознать, что красивое яблоко, выращенное в структуре и купленное в супермаркете, по своим свойствам годится лишь для «полноценного» элемента этой структуры, с полным набором болезней, вытекающих из такого питания.

В общем, путей имеется множество и каждый выбирает для себя свой. Для меня примером всегда будет служить один одичавший кот, с которым я «имел честь познакомиться».

Мы с приятелями любили выбраться в лес на «вкусный костер», чтобы отдохнуть от благ цивилизации. Однажды, привлеченный интересными запахами, к нашему лагерю подобрался здоровенный котяра. По всей видимости, когда-то он был домашним, но потом в силу каких-то причин оказался в лесу и одичал. Судя по размерам, этот лохматый обормот весьма успешно промышлял птичками и мышками. Хотя такой котище вполне мог и кролика завалить. От угощения он не отказался, однако без лишних церемоний — хвать и бежать.

С тех пор мы еще не раз встречали кота в лесу. Угощаться усатый любил, но фамильярни­чать с собою не дозволял. Поистине кот был настоящим трансерфером. Он познал вкус ре­альной свободы и, хотя еще иногда не отказывался соприкасаться с цивилизацией, свою независимость уже не променял бы ни на какие блага.

Предметами цивилизации все-таки можно пользоваться, не входя в зависимость. Свободную личность из стада выделяет осознанность. Нужно лишь проснуться и отдать себе отчет, что вокруг происходит. Вот и мне удалось узнать обо всем этом, а затем рассказать вам только потому, что... Вообще-то это секрет. Но вам, дорогой Читатель, скажу. Я одичал. Я сбежал с фермы.

0

16

Декларация намерения

До сих пор мы говорили лишь о том, как освободиться от маятника и не поддаваться его влиянию. А есть ли возможность получить от него; хоть какую-то пользу? Вообще, любая мечта в конечном итоге реализуется с помощью маятников. Ведь все мы живем и работаем в тех или иных структурах, и никуда от этого факта не денешься. Вопрос лишь в том, чтобы структура не отнимала мечту, а помогала ее реализовать.

Ну а существуют ли какие-нибудь методы прямого воздействия на маятник? Скорей всего, нет. Приручить его нельзя, управлять им тоже не удастся. Однако использовать свойства маятника в своих интересах все-таки можно.

Вам не приходило в голову, почему люди произносят тосты, сидя в компании за столом? Существует ли здесь какой-то практический смысл или же это чисто символический ритуал? Оказывается, вовсе недаром. Народная мудрость порой рождает обычаи, похожие на бессмысленные предрассудки. Но люди неосознанно следуют устоявшимся правилам, не подозревая о том, что правила эти являются своего рода приемами управления реальностью.

Дело в том, что алкогольные напитки, как было показано выше, представляют собой энер­гетический кредит. Свободная энергия получает дополнительную подпитку и поднимается на ступень выше. А поскольку это есть не что иное, как энергия воли, то в зависимости от того, куда эта воля направлена, получается и соответствующий результат.

Например, если пить с горя, реальность провалится в еще более черную яму. Когда же пьют с радости, тогда и поводов для веселья прибавится. А если напитки смешать с чувством бес­покойства и страха, жизнь повернется так, что действительно будет чего опасаться. То же получится и во всех прочих случаях.

Мысленное излучение, усиленное всплеском энергии, переместит человека на линии жизни с соответствующими качествами. Маятник, предоставляющий кредит, служит в качестве уси­лителя энергии намерения. Сам маятник, сколько бы он ни качался, не имеет доступа к внешнему намерению, а потому не способен материализовать сектор пространства вариантов. Реальность подвластна только живым существам. Так вот, когда человек произносит тост, он фиксирует направление своего намерения. Понимаете, что происходит?

Энергия маятника-кредитора, как правило, несет в себе негативные качества. Но человек, наделяя эту энергию доброй волей, меняет ее полярность. Поэтому тосты — это вовсе не пу­стой ритуал, а декларация намерения.

Однако, несмотря на благотворное действие тостов, все они содержат в себе одну и ту ж; досадную ошибку: пожелания обычно произносятся на будущее. Энергия, предоставленная маятником, всего лишь преобразуется в позитивную, но она не оказывает влияние на реальность. Желаемое так и остается где-то там, в недосягаемой перспективе. И это вполне закономерно. Ведь зеркало не способно воспроизвести будущее — оно всегда отражает только настоящее.

Что же отсюда следует? А то, что все эти тосты необходимо произносить в настоящем времени. Это будут очень странные тосты, но они будут работать. Например, не «Ну, будем!», а «Ну, мы есть!». Или так: «У нас отличное здоровье!», «Мы победили!», «Те, кого с нами нет, — всегда с нами!», «Тем, кто в море, — везет!», «Наши желания исполняются!», «Удача всегда с нами!» Ну и так далее.

Вот такая декларация намерения уже будет притягивать пожелание в сегодняшнюю реальность, а не откладывать в вечно не наступающее завтра.

Не стоит только полагать, что с помощью спиртных напитков можно с легкостью претворять желаемое в действительность. Как вы понимаете, у этой медали имеется обратная сторона. Чем больше кредит, тем выше проценты, не говоря уже о том, что с увеличением «ссудной задолженности» сознание, а значит, и намерение человека смещается в область пространства вариантов, не адекватную реальности. A o том, чтобы проводить подобные манипуляции с наркотиками, и речи быть не может. Преобразовать негативную энергию маятника в позитивную не всегда и не каждому под силу.

На том же принципе основано действие черной магии. Злой колдун взывает к темным силам, чтобы использовать их энергию для усиления своего враждебного намерения.

Но вообще, брать кредит у маятника во всех отношениях невыгодно. Однако, если вы все-таки это делаете, необходимо придерживаться правила: когда «висишь у маятника на крючке» — думай лишь о хорошем.

Взять хотя бы маятник Трансерфинга. Вреда он вам, безусловно, не принесет, зато деклара­ция намерения может заметно повысить его эффективность. Всякий раз, когда встречаетесь с информацией о Трансерфинге, напоминайте себе, что он помогает вам в достижении целей. Такая фиксация намерения четко направляет вектор течения вариантов туда, куда нужно.

С любым другим маятником, даже не имеющим никакого отношения к вашей жизни, следует поступать подобным же образом. Например, во время просмотра телевизионного сериала или шоу вы, так или иначе, обмениваетесь энергией с маятником. Наблюдая за действием, держите наготове целевой слайд, то есть картину того, что желаете получить. В потоке информации всегда можно найти зацепку, имеющую хоть малейшее отношение к вашей цели. Например, увидев, как герои сериала разъезжают на шикарной машине, тут же констатируйте тот факт, что собираетесь купить себе нечто подобное.

0

17

Ни в коем случае нельзя думать о плохом в момент получения кредита. Тревожные раз­мышления, гнетущие проблемы, уныние, страх — все это будет усилено добавочной энергией. Примеры можно привести такие.

Во время перекура думайте о предстоящем успехе, как будто он уже в кармане. Или, допус­тим, реклама призывает вас насладиться ароматом кофе. Лучше в это время насладитесь своей удачей, которая всегда с вами, что бы ни происходило. Ведь вы не забыли о принципе координации намерения? Например, в моменты, когда вы курите или пьете кофе, вместо того чтобы расточительно пускать мысли на самотек, декларируйте намерение: «Все дела идут просто великолепно, потому что я своим намерением формирую свою реальность. И я знаю, как это делать».

По этому же самому принципу устраиваются и чайные церемонии. Молитва перед едой и посвящение пищи Богу также вошли в традиции многих народов. Однако, отдав должное Богу, не нужно забывать и о себе.

Если вы будете «себя кормить» с любовью и заботой, приговаривая нечто вроде: «Кушай, кушай, мой хороший, поправляйся!» — то эффект может быть достигнут совершенно невероятный и неожиданный. Очень возможно, что исчезнут некоторые болезни. Организм сначала удивится, а потом обрадуется и расцветет, как цветок, за которым нежно и заботливо ухаживают. Главное, обслуживать себя с искренним участием, любовью и словами типа: «Сам себя не покормишь — никто тебя не покормит».

Такая декларация обладает огромной силой. Если раньше вы относились к себе равнодушно или с неприязнью, тогда подобный ритуал вскоре повлечет за собой разительные перемены. Не верите — проверяйте.

В свете всего изложенного может показаться, что декларацию намерения можно использовать в играх с такими коварными маятниками, как биржа, казино, тотализатор. В принципе, почему бы и нет. Вероятность успеха повысится, если в момент вложения денег, а также в ходе игры крутить слайд безусловного выигрыша. Сделать это непросто, но возможно. Как правило, все мысли игрока сводятся к следующим формулировкам: «Вот бы выиграть!», «А если проиграю?», «Нет, я все-таки должен выиграть!», «На этот раз мне повезет!»

Так вот, это все не годится. Здесь и желание, и размышления о том, как выиграть, и боязнь неудачи, и надежда на успех. Любые рассуждения, эмоции и в том числе надежду на успех нужно отбросить. Должна остаться лишь безусловная и бесстрастная решимость иметь выиг­рыш. «Я — победитель» — вот какой должна быть декларация, причем, безо всяких причин, условий и восклицательных знаков. Если вам удастся достичь этого состояния бесстрастной и безусловной решимости иметь, шансы на успех резко поднимутся вверх.

Правда, это еще не все. В одной и той же игровой сессии можно добиться успеха один, два, три раза. Но вечно так продолжаться не может, потому что любой человек остается человеком, и постоянно поддерживать безупречно низкий уровень важности ему не удастся. Любая азартная игра — это энергетический кредит, который может незаметно превратиться в индуцированный переход с печальным финалом. Впрочем, данные вопросы подробней рассмотрены в первой книге Трансерфинга, поэтому не будем на них останавливаться.

Можно сказать, есть лишь один способ избежать выплаты процентов по кредиту — вовремя выйти из игры. И не просто выйти, а полностью освободиться от малейшей связи с маятником, погасить излучение мыслей на его частоте. Другими словами, надо на некоторый промежуток времени переключить внимание на что-то другое, а об игре даже не вспоминать. Только так, прекратив качаться вместе с маятником, можно спастись от воронки индуцированного перехода. После того как связь полностью разорвана, можно начинать новую сессию игры.

Но вообще, игра с маятником очень опасна и непредсказуема, потому что ни один человек не обладает необходимой для этого бесстрастной решимостью иметь. В сущности, это даже не игра, а танец с тенью.

Маятник — это невидимая, холодная и безжалостная тень. Он не обладает осознанностью и не имеет намерения. У него нет души и разума, противостояние которых рождает чувства, порывы, слабости. Вы никогда не сможете его ; переиграть, как не сможете обогнать свою тень. Он бесстрастно следит за вашими метаниями, зная, что вам никуда не деться. Эту тень победить в борьбе невозможно, а играть с ней нет смысла. Что же делать?

Нужно либо отказаться от опасной игры, либо затеять свою, с тем чтобы стать фаворитом маятника — вот что имеет смысл.

Пытаясь выиграть у маятника, человек гоняется за тенью. Все устремления к выигрышу и сопутствующие переживания подчинены внутреннему намерению, а оно всегда слепо ведет к тому, что находится прямо перед носом, не видя ничего вокруг. С целью прекращения этой бесполезной гонки необходимо остановиться, оглядеться и начать самостоятельное движение. Вот тогда роли поменяются: не человек будет гнаться за маятником, а маятник станет следовать за человеком. Тот, кто откажется от узколобого внутреннего намерения, станет хозяином игры — ведущим в этих танцах с тенями.

0

18

Для того чтобы инициировать свою игру, необходимо позволить себе быть собой. Ваша игра — это формирование собственной реальности по своему усмотрению. Вы это можете. Требуется всего лишь взять себе такую привилегию. Свои привилегии раздаете или отнимае­те только вы сами. Нужно это понять.

Однако позволить себе быть ведущим — это еще не все. Звезды рождаются самостоятельно, но зажигают их маятники. Будь у вас хоть семь пядей во лбу, создайте вы совершенно потрясающий шедевр, никто о нем не узнает, если вас не подберет какой-нибудь сильный маятник. Каким бы великолепным ни было творение, оно не станет популярным только по этой причине. В культуре, науке и искусстве выдающиеся творения становятся предметом интереса широкой публики только в том случае, если возникает новый маятник или это выгодно старому.

Для того чтобы стать звездой в сфере своей деятельности, необходимо уметь использовать свойства маятника. Вы никогда не задумывались над тем, почему произведения, которые имели огромную популярность когда-то в прошлом, больше не пользуются успехом, несмотря на то, что сохранили свои выдающиеся качества?

Есть множество культурных достижений, великолепные свойства которых могли бы удов­летворить любым современным потребностям. Но в наше время эти достижения не пользуют­ся спросом, потому что их маятники, блиставшие в прошлом, почти или совсем угасли. По­пулярность и мода создаются именно маятниками. Иначе с чего бы это вдруг большая масса людей стала одновременно увлекаться одним и тем же предметом?

Рассмотрим феномен моды на примере двух таких грандиозных групп, как «Битлз» и «Абба». И те и другие добились общемирового признания не потому, что создали нечто принципиально новое и особо выдающееся. Все, что они делали, было уже не ново. Напротив, первооткрывателями стилей диско и рок были другие, гораздо менее известные музыканты. Но тогда как объяснить феноменальный успех этих двух групп?

Начало карьеры «Битлз» — это череда мытарств и сплошных неудач. Поначалу квартет представлял собой вполне заурядную группу, каких было в то время довольно много. Они даже играть толком не умели. Весь их профессионализм не поднимался выше уровня рядовой забегаловки, где они и выступали. Да, «Битлз» были очень талантливы, но в шоу-бизнесе этого совсем не достаточно. Старые маятники всегда стремятся всяческими способами задвинуть новичков подальше.

К 1962 году у группы уже сложится свой стиль и появятся песни, от которых вскоре вско­лыхнется весь мир. Но это будет потом, а пока на «Битлз» никто не обращал внимания. И все же у них имелись свои немногочисленные, но преданные поклонники. В том году квартет безуспешно обивал пороги фирм грамзаписи, получая везде неизменный отказ. Казалось бы, у такой группы нет никаких шансов подняться выше клубного уровня.

Хантер Дэйвис в авторизованной биографии «Битлз» пишет: «И все-таки мы по-прежнему верили, что прорвемся и станем первыми, — рассказывал Джордж. — Когда все шло совсем погано и ровно ничего нам не светило, мы справляли особый ритуал. Джон кричал: «Парни, куда мы идем?» Мы вопили в ответ: «Наверх, Джонни, на самый верх!» — «На самый верх чего?» — «На самую верхушку самой макушки, Джонни!»

Но не эта целеустремленность привела их к успеху. В 1963 году им все-таки удалось выпу­стить свою первую маленькую пластинку — сингл. Она неожиданно заняла первое место в хит-параде. Это было первое заметное достижение, однако никто не усматривал в нем боль­шого события. Пресса приняла успех сингла за вспышку кратковременной звездочки и прозевала сенсацию. После этой пластинки опять наступило затишье в безвестности. Но, как оказалось, то была тишина перед бурей.

Через полгода битломания лавиной захлестнула сначала Англию, а затем и чуть ли не весь мар. «Каждая страна, — пишет Хантер Дэйвис, — становилась свидетелем массового психоза, кого-рый совсем недавно казался немыслимым и которому вряд ли суждено повториться. Сегодня никто в такое уже не верит, а между тем вчера все это было правдой».

Нечто похожее повторилось и в истории «Аббы». В 1972 году этот блистательный квартет не сумел даже пройти отборочный тур на участие в конкурсе Евровидения. Наконец в 1974 они все-таки пробились на этот конкурс и неожиданно для всех одержали оглушительную победу, оставив далеко позади всех остальных участников. Однако никто тогда не придал эго-му значения. Считалось, что группы, снабженные ярлыком «Евровидение», как бабочки-однодневш, не могут иметь более одного хита. Опять, как л в случае с «Битлз», наступило временное затишье. Но не прошло и года, как весь мир захлестнула новая мощная волна, теперь уже «аббамании».

В обеих историях прослеживаются две четкие закономерности. Во-первых, популярность развивается по волнообразной траектории. Сначала идет довольно продолжительный перюд безвестности, в течение которого формируется небольшая, но стабильная группа поклонниюв. Затем следует неожиданный взлет, после которого наступает период затишья, как будто волна отхлынула от берега, чтобы набраться сил. И наконец, вслед за периодом, в течение которого ничего не происходит, внезапно обрушивается мощный вал оглушительного успеха. Популярность может держаться некоторое время на высоком уровне, но потом волна неизбежно угасает, поскольку появляются новые маятники, которые оттесняют прежний на задний план.

Самая же интересная закономерность заключается в том, что произведения, которые впос­ледствии становятся блистательными хитами, в течение первого периода безвестности просто не воспринимаются. Их слушают, но не обращают внимания. И вот потом вдруг наступает момент, когда эти же вещи начинают производить совсем другое, необычное впечатление какой-то особой новизны, неповторимости. Звучание приобретает оттенок чего-то очень стильного и модного. И все одновременно непостижимым образом приходят к единству в том, что это просто здорово.

Но откуда берется это всеобщее ощущение новизны и стильности? Ведь у «Битлз» уже в 1962 году звучание было «битловское», почему же никто не обращал внимания? А почему никто не воспринимал «Аббу» в 1972 году? Ведь их песни были те же, с чего это вдруг именно в 1975 они всех так взбудоражили?

Объясняется это тем, что каждая эпоха имеет свое характерное качество, звучание, оттенок или другими словами — харизму. Однако новая эпоха не наступает сама по себе — она притягивается намерением людей, как облако в пространстве вариантов. А маятник стабилизирует это коллективное намерение.

Сначала образуется небольшая группа поклонников. Каждый из них излучает мысли на частоте «мне это нравится». Рождается маятник, который соединяет и синхронизирует мысли почитателей в одном направлении — «нам это нравится». В пространстве вариантов, где, как известно, есть все, существует определенная область секторов с одним общим качеством — «это всем нравится». Коллективное намерение первой группы поклонников направляет движение материальной реализации в сторону этой области. В результате через некоторое время реальность приобретает оттенок новой эпохи. Поклонников становится все больше, и маятник набирает силу. Наконец, коллективное намерение превышает некую критическую массу, и облако с харизмой новой эпохи охватывает всю материальную ре­альность. Вот это облако, притянутое объединенным намерением приверженцев маятника, и создает особую харизму нового времени.

Теперь, зная механизм возникновения новых веяний, вы можете смело, без оглядки на весь остальной мир воспользоваться своей законной привилегией — быть собой. Только так можно реализовать свой шанс, заявить всему миру о своей неповторимой индивидуальности. Маятники не терпят уникальных личностей — они будут вынуждены сделать из вас звезду. Перестаньте гоняться за тенью, начните двигаться самостоятельно, и тогда маятникам ничего не останется, как следовать за вами. Вы сами способны стать законодателем моды, поскольку свойства вашей души уникальны, а в пространстве вариантов уже приготовлено индивидуальное облако класса люкс — оно ждет вас. Провозгласите же декларацию своего намерения!

0

19

Резюме

1. Цель и смысл жизни любых существ состоит в управлении реальностью.

2. Скуки, как таковой, не существует — есть лишь постоянная и неутолимая жажда управ­лять реальностью.

3. Оценки, основанные на сравнении, порождают поляризацию.

4. Равновесные силы устраняют поляризацию путем столкновения противоположностей.

5. Предмет или свойство, которому придается особое значение, притягивает к себе объекты с противоположными качествами.

6. Правило маятника: «Делай, как я!».

7. Правило Трансерфинга: позвольте себе быть собой, а другому — быть другим.

8. Поляризация устраняется правилом Трансерфинга.

9. Осознанность: в данный момент я не сплю и ясно осознаю, что делаю, зачем и почему именно так.

10. Первый закон маятника: он стремится увеличить энергию конфликта.

11. Второй закон маятника: он делает все для стабилизации своей структуры.

12. Маятники координируют существование организованных структур.

13. Закрепощение воли (намерения): структура учит хотеть то, что надо.

14. Для того чтобы освободиться от зомбирующего влияния структуры, нужно выбрать себе роль играющего зрителя.

15. Процесс достижения цели является двигателем эволюции.

16. В структуре человек теряет себя и перестает понимать, кто он и чего хочет.

17. Зависимость возникает из-за того, что стрелка внимания попадает в петлю захвата маятника.

18. Для того чтобы «слезть с иглы», необходимо переключить внимание, занять его чем-ни­будь другим, изменить сценарий и декорации.

19. Харизма эпохи притягивается намерением группы людей, как облако из пространства вариантов.

20. Получая любой энергетический кредит, провозглашайте декларацию намерения.

21. У маятника выиграть невозможно — нужно либо отказаться от опасной игры, либо затеять свою, с тем чтобы стать фаворитом маятника.

22. Для того чтобы затеять свою игру, необходимо позволить себе быть собой.

http://transerfing.perun.tv/16_shadows/index9.htm

0


Вы здесь » Healing Light » Трансерфинг реальности » Ступень 4: Управление реальностью. Танцы с тенями